Контакты
Офис:
- 8 - 983-6000-605
- 8-905-081-6177

Отдел продаж через Интернет

E-mail edelweiss-altai@inbox.ru

Предлагаем услуги:
Экспедиционные туры: 2  
  • Автомобильные туры:
3  
  • Пешеходные туры:
4   Спелео туры: 5  
  • Конные туры: 6
  • К Каракольским озёрам.
  • По хребту Иолго.
 
  • Восхождения: 7
  • Актру.
  • Ледник Талдуринский.
  • Уч – Сюмер.
 
  • Водные туры (сплавы): 8
  • Чуя-Катунь, ускоренный.
  • Чуя-Катунь.
  • Средняя Катунь.
  • Средняя Катунь(!) короткий.
  • Верхняя Катунь.
  • Кумир.
  • Башкаус (верхний).
  • Чулышман (нижний).
Мы в Соц. сетях

РАССУЖДЕНИЯ О ДРЕВНЕМ “ВОССТАНИИ АЛТАЯ”

В 1839 году в “Горном журнале” была опубликована ста­тья молодого вдумчивого исследователя Алексея Ивановича Узатиса (1814-1875), впоследствии известного ученого в об­ласти горного дела. Статья была названа Теогностический очерк Змеиногорского края”. Змеиногорским краем тогда называли огромный район Западного и Юго-Западного Ал­тая (современный Рудный Алтай).

Это первая работа, в которой делается попытка дать ха­рактеристику рельефа и геологического строения обширно­го рудного района.

Узатис касается многих вопросов устройства поверх­ности, геологического строения и рудообразования, но мы здесь остановимся лишь на наиболее важных его рассужде­ниях, связанных с происхождением Алтайских гор и их воз­растом.

К изучению Алтая Узатис подходит с новых позиций плутонического учения. Как Гумбольдт и Розе, он, считает граниты и порфиры, называя их породами плутоническими (изверженными из земных глубин), более молодыми, чем сланцы, известняки, конгломераты и другие породы осадоч­ного происхождения. Он также отмечает явление контакто­вого метаморфизма – переход глинистых сланцев под влия­нием плутонических пород в роговой камень и яшму.

Последовательность образования плутонических пород Узатис представляет так: первое самое сильное вулканиче­ское явление заключалось в “восстании” гранитов, которые господствуют над другими плутоническими породами. Вслед за гранитами произошло “восстание” порфиров и, позднее, зеленого камня (диабаза), жилы которого наблюдаются в гранитах, порфирах и пересекают другие породы и руды.

Узатис в  общем правильно разобрался в последователь­ности внедрения изверженных пород.

Он сообщает, что в известняках Змеиногорского края встречаются раковины, кораллы и другие окаменелости. Списки найденных окаменелостей им не приводятся, но, судя по сделанному Узатисом заключению, окаменелости были определены, и это позволило высказать соображение о гео­логическом возрасте Алтайских гор.

Надо сказать, что в те годы в геологии стали применять палеонтологический метод, позволяющий по сохранив­шимся окаменелостям делать заключение об относительном возрасте толщ, в которых они обнаружены (подробнее об этом – в следующем очерке). Узатис первый из исследова­телей Алтая воспользовался этим методом и сделал весьма важное заключение. Он сообщает, что не нашел на Алтае окаменелостей, характерных для “вторичных и третичных областей” (по современной геохронологии – для отложений, относящихся к мезозойской и кайнозойской эрам, т. е. послепалеозойским). Это отсутствие, считает Узатис, ука­зывает “на древность восстания кряжей Алтая”. Ход мысли здесь таков: раз морских отложений более молодых, чем обнаруженные им древние толщи “первозданных сланцев и переходной формации” (в современном понимании – пород палеозойского возраста) нигде нет, то, следовательно, море отсюда отступило, произошло поднятие земной коры -”восстание” Алтая, поднялись горы. Узатис оказался прав, но это были лишь самые первые шаги в изучении про­исхождения гор, времени их подъема. Далеко не все оста­валось ясным и нуждалось в уточнении и более обоснован­ных научных доказательствах, вскоре многое в этом отно­шении было сделано П. А. Чихачевым, охватившим своими исследованиями весь Атай.

А. И. Узатис полностью опроверг прежнее ошибочное представление, что граниты на Алтае являются самыми древними породами. Но нашлись и скептики, сторонники старых взглядов. В 1847 году в том же “Горном журнале” была напечатана статья А. Порецкого о его наблюдениях на южном склоне хребта Холзун. При первом взгляде на горно­каменные породы этого района, писал Порецкий, видно, что гранит древнее всех других пород, и “без малейшего сомне­ния можно отнести их к одному периоду – образованию новейшему граниту, ибо пласты их падают от последнего и следовательно, лежат на нем”. Порецкий не допускал мысли, что гранитная магма внедрилась после образования “горно­каменных пород” и застыла под ними.

Будучи сторонником нептунистов, Порецкий, видимо, не доверял новым взглядам и придерживался мнения Ренован-ца, что гранит Алтая, являясь самой древней первозданной породой, подстилает все другие толщи. Еще продолжалась борьба старых и новых взглядов, и редакция “Горного жур­нала” считала возможным публиковать материалы исследо­вателей, придерживающихся различных позиций на ис­торию формирования земной коры.

ПРОБЛЕМЫ СТРОЕНИЯ И ПРОИСХОЖДЕНИЯ АЛТАЙСКИХ ГОР

Петр Александрович Чихачев (1808-1890) является круп­ным ученым, путешественником, он вел исследования в ряде европейских стран, Малой Азии и Северной Африке. По России он совершил одно большое путешествие в 1842 году, посетив Алтай и Кузнецкий Алатау. В дальнейшем исследо­вания Чихачева велись за пределами России.

Родился П. А. Чихачев в Гатчине. В 1823 году он был принят “студентом в ведомство Государственной коллегии иностранных дел” и готовился для дипломатической рабо­ты. В 1828 году, по окончании учения, определен на работу в Министерство иностранных дел. С 1834 года Чихачев яв­ляется помощником секретаря русского посольства в Кон­стантинополе, и в годы 1834-1836 ему представилась воз­можность посетить различные города тогда обширной Ос­манской империи, а также ряд западноевропейских стран. Эти поездки вызвали интерес к изучению всего виденного, но знаний не хватало, и поэтому, вернувшись осенью 1836 года в Россию, Чихачев приступил к пополнению своего об­разования вначале в Петербурге и Москве, а в конце 1837 года – в Германии и Франции, где слушал лекции ряда уче­ных. В Париже на него большое влияние оказал крупный французский геолог Эли де Бомон; там он имел также кон­такты с известным палеонтологом А. де Вернейлем, с ан­глийским ученым Р. И. Мурчисоном и др.

В 1839 году по совету А. Гумбольдта П. А. Чихачев при­ступил к исследованию на Апеннинском полуострове, а за­тем на юге Франции, в районе Ниццы. В итоге этих работ вышли в свет несколько публикаций.

По возвращении в Россию Чихачев был зачислен на службу в Министерство финансов и стал готовиться к экспедиции на Алтай. Надо сказать, что к этому времени вышли из печати две серьезные работы, в которых по-новому глу­боко затрагивались некоторые вопросы геологического строения Алтайских гор. Это книга Густава Розе, спутника Александра Гумбольдта, изданная в 1837 году, и статья А. И. Узатиса по исследованиям в Змеиногорском крае, опу­бликованная в 1839 году.

Экспедиция П. А. Чихачева в Алтайские горы состоялась с марта по декабрь 1842 года. О ней много писали, но ис­ключительно мало рассказывалось о самом главном, над чем работал Чихачев, а именно над проблемой геологического строения Алтайских гор.

Кое-что о породах, образующих Алтайские горы, было известно из отчетов предыдущих исследователей, и особенно важными были наблюдения Узатиса в Змеиногорском крае, из которых следовало, что в строении горных кряжей там участвуют породы плутонические – граниты и порфиры, первозданные сланцы и толщи переходной формации – оса­дочные пласты первобытного моря (в современном пред­ставлении осадочные толщи палеозойской эры). Отсутствие морских осадочных отложений более поздних (т. е. мезозой­ских и кайнозойских) позволило Узатису сделать вывод о древности “восстания” Алтая.

В начале XIX века ученые довольно четко установили, что в результате эволюции в определенные исторические моменты жизни Земли животные и растения отличались своими формами. Часть из них существовала в течение лишь некоторого промежутка времени, но имела очень широкое географическое распространение. Такие организмы, жившие на Земле только в определенный промежуток времени и встречающиеся ныне в виде окаменелостей, называют руко­водящими. По ним представляется возможным сопоставлять пласты осадочных пород, которые обнаруживаются в уда­ленных друг от друга местах. Эти характерные организмы (окаменелости) позволяют определить относительный воз­раст пласта, в котором они найдены.

Наука об ископаемых животных и растениях и истори­ческом развитии живой природы на Земле называется пале­онтологией, а метод определения геологического возраста осадочных толщ по обнаруженным в них органическим остаткам называют палеонтологическим.

Чихачев весьма тщательно готовился к применению но­вого палеонтологического метода и при исследованиях на Алтае имел возможность опираться на разработанную неза­долго до этого в Западной Европе схему геологической хро­нологии. На основании найденных окаменелостей среди древних толщ Великобритании были выделены отложения силурийской (силур), девонской (девон) и каменноугольной (карбон) систем. Все эти толщи морского происхождения (силур, девон и карбон) были обнаружены Чихачевым и на Алтае.

Надо отметить, что основы палеонтологического метода исследований с успехом разрабатывались и в России. Начи­ная с 1821 года курс общей палеонтологии читал в Дерптском (Тартуском) университете Эдуард Эйхвальд. С 1840 года он преподает курс палеонтологии России в Гор­ном институте в Петербурге.

За три года перед поездкой Чихачева на Алтай, в 1839 году, профессор Петербургского университета Д. И. Соко­лов опубликовал в трех частях “Курс геогнозии (геологии)”, в котором в качестве примеров приводятся и различные но­вейшие сведения по геологии Алтая, в том числе дан боль­шой список окаменелостей, найденных в западных отрогах Алтая, принадлежащих к 16 родам. Отнесены они к “пере­ходной почве” – осадочным пластам первобытного моря (т. е. к палеозою).

Следовательно, еще до поездки Чихачева с Алтая в Пе­тербург привозились найденные там окаменелости, которые изучались учеными.

Д. И. Соколов преподавал геогнозию много лет в Горном институте и в Петербургском университете, он был вы­дающимся геологом, популяризатором молодой в то время науки палеонтологии. Готовясь к исследовательской работе, П. А. Чихачев имел с Д. И. Соколовым непосредственный контакт и, следовательно, до поездки на Алтай в Петербурге ознакомился с окаменелостями, найденными на Алтае. Все это способствовало успешной работе Чихачева по изучению Алтайских гор.

После тщательной обработки всех собранных материа­лов и изучения найденных окаменелостей, в определении которых Чихачеву помогали видные специалисты того вре­мени, в  1845 году в Париже на французском языке был опубликован его труд вместе с атласом чертежей и гео­логической картой.

Все горные породы Алтая Чихачев разделил на осадоч­ные, метаморфические и плутонические. Из осадочных по­род, указывает он, наиболее широко на всей обследованной территории распространены глинистые сланцы и известня­ки. Среди плутонических пород перечислены граниты, сие­ниты, диориты, порфиры, мелафиры, редко встречающиеся змеевики, а также гнейсы, которые Чихачев принимает за измененные граниты. Граниты им отмечены трех разновид­ностей, он допускал, что они разного возраста. Чихачев оказался прав, в настоящее время на Алтае выделено девять разновозрастных комплексов гранитов и их разновидностей. Слюдяные и хлоритовые сланцы, роговой камень были вы­делены в группу метаморфических пород.

На основании найденных окаменелостей преобладающая часть осадочных пород Западного Алтая была отнесена к девонским морским отложениям. Осадочные толщи, распро­страненные в Риддерском и Зыряновском районах, отнесены к каменноугольной системе. До некоторой степени условно часть осадочных толщ, встреченных на Алтае, Чихачев по­считал за силурийские. Известный французский ученый Эли де Бомон в своей рецензии на книгу П. А. Чихачев а, высоко оценив его труд, указал, что породы, условно отнесенные к силурийским, судя по найденным в них окаменелостям, дей­ствительно являются таковыми.

Метаморфические толщи Алтая Чихачев отнес к древним неопределенным породам, но допускает, что часть из них принадлежит к силуру или, быть может, к девону.

Основные результаты геологических исследований П. А. Чихачев а, относящиеся к Алтаю, следующие:

1.  На основании изучения палеонтологических материа­лов установлено, что Алтай сложен морскими осадочными породами палеозойской эры – силурийского, девонского и каменноугольного периодов, и что значительное участие в строении гор принимают метаморфические толщи и из­верженные породы.

2.  Установлено отсутствие пород морского происхожде­ния мезозойской эры: триасовых, юрских и меловых.

В этих нескольких строчках – вывод очень большого зна­чения, подтвержденный всеми последующими исследовате­лями. Чихачев привел доказательства, что море, покрыва­ющее территорию Алтая в силуре, девоне и карбоне, больше не возвращалось. Вероятно, точнее будет сказать, что боль­шой заслугой Чихачева является то, что он первый дал пра­вильное заключение о геологической истории всего Алтая, всей его огромной территории. Сделанные ранее наблюде­ния Узатиса касались только западной части Алтая.

Надо отметить, что своими исследованиями Чихачев за­хватил также область, примыкающую к северной части Ал­тая, и указал на существование там огромного каменно­угольного бассейна.

К труду П. А. Чихачева был приложен больших размеров (48×85 см) атлас, содержащий карты маршрутов, геологи­ческую карту, планы рудников и геологические разрезы. Геологическая карта составлена в масштабе 1:1000000, она занимает два листа. Кроме Алтая на карте нанесены Салаир, Кузнецкий Алатау и прилегающие области па севере до Томска, на северо-востоке – до Красноярска, на юге – до Иртыша. Градусная сетка через 1°.

Обращает на себя внимание исключительная тщатель­ность подготовки топографической основы геологической карты. Тончайшей штриховкой вырисован рельеф, изобра­жены хребты, горные узлы, долины горных рек, высо­когорные степи. Орография Алтая в основном показана пра­вильно, направление и положение большинства горных хребтов близко совпадают с их изображением на совре­менных картах. Высотных отметок нет (они стали появлять­ся на картах значительно позднее). Речная сеть нанесена с большими подробностями. Все надписи сделаны на фран­цузском языке.

Ко времени путешествия Чихачева уже имелись топо­графические карты, составленные для всей территории Алтая, но по сравнению с ними карта Чихачева была зна­чительно улучшена. Ряд исправлений и дополнений в нее внес участник экспедиции Чихачева топограф Сибирского корпуса из Омска Николай Боярский. Топографическая основа для геологической карты затем готовилась специ­ально для Чихачева в Омске.

Карта Чихачева долгое время оставалась единственной, отражавшей геологическое строение Алтая. Конечно, это была лишь схема, составленная на весьма редкой сети на­блюдений. Надо отметить, что попытка картирования гео­логических данных делалась по Алтаю еще до Чихачева, и этими материалами, хранящимися в Барнауле, Чихачев, ко­нечно, пользовался, дополняя ими свою карту.

Добавить в избранное!
Время на Алтае
Экспедиционный центр «АРУ-КЕМ»

Статистика

Новости Фирмы
Бронирование

Site designed by Web-Studio biya-sait